Большинство православных каменных церквей в наших местах построены после восстания 1863-64 годов в конце 19-начале 20 века в русско-византийском стиле, в народе они получили название "муравьёвки" по имени губернатора М.Н. Муравьёва. 

 

Это были типовые здания, разработанные архитекторами и инженерами церковно-строительных присутствий, рассчитанные на количество прихожан от 300 до 700 человек. Целью их строительства   было через религию русифицировать местное население, заменив традиционные униатские деревянные церкви. Устройствами церквей в Северо-Западном крае заведовал в Петербурге Тайный советник П.Н. Батюшков, по его распоряжению Временный комитет  Гродненского уезда   обследовал приходские храмы, после чего 8 июля 1864 года были определены места  построек новых каменных церквей. В Гродненской губернии проектировали и надзирали за возведением храмов архитекторы Лейхтгаммер, Фордон, Михаэлис, Мхайловский, Каленкевич, инженеры Небольсин, Трубников. Несмотря на то, что большую часть расходов финансировала казна, строительство тяжким бременем ложилось на плечи местного населения – оно обязано было вносить денежные пожертвования и участвовать в постройке и обустройстве храмов. Параграф 26 правил для постройки церквей в губерниях Западного края гласил: «Снабжение храмов колоколами, утварью, книгами и прочими Богослужебными предметами должно из средств, собранных частными лицами и пожертвованиями, либо сэкономленных на строительстве церквей сумм».[1] Мы имеем возможность проследить весь путь от возникновения мысли о строительстве до его воплощения на примерах Головачской и Индурской церквей Гродненского района. У них много общего: схема формирования новых приходов, сбор средств, проекты церквей, один и тот же подрядчик, но есть и существенная разница.

 

ГОЛОВАЧИ

 

Старинная головачская деревянная униатская церковь после 1839 года была закрыта, верующие были приписаны к  местечку Скидель.  Однако крестьяне Головачей и близлежащих деревень  3 июля 1864 года подали прошение о возобновлении церковных обрядов в упразднённой церкви и восстановлении бывшего прихода. По освидетельствовании церкви комиссией во главе с архитектором Михаэлисом было признано, что здание церкви ещё довольно прочное и после надлежащего ремонта может простоять ещё долгое время. Однако губернские власти посчитали нужным построить новую каменную православную церковь, об этом было объявлено на волостном сходе. Крестьяне Конюховского и Головачского сельских обществ отказывались от новой церкви и соглашались построить на свои средства дома для священника и дьячка, а также отремонтировать церковь на пособие от правительства. Приход был восстановлен, при ревизии в 1870 году было отмечено, что "... в Головачской церкви иконостас самый безобразный, а также утварь очень скудная»[*2], однако постройку каменной церкви на время отложили.

 

Архитектор Каленкевич. Проект церкви в Головачах. Ф. 97, оп. 1, д. 428, л.

    62.

 

В 1878 году Церковно-строительное присутствие приняло окончательное решение  поcтроить рядом со старой деревянной новую каменную церковь по проекту губернского архитектора Каленкевича. Сохранились списки Головачского прихода с пожертвованиями от 1 до 4 рублей со двора (условно двор – 4 человека) в зависимости от благосостояния крестьян:

 

Сёла Головачи      26 дворов по 4 руб.           104 руб.

Конюхи      24    96 руб.

Бобровичи          3 двора  12 руб.

Деревни Залесяны      10 дворов по 4 руб.             40 руб.

Карачево      26 дворов по 3 руб.             78 руб.

Лошицы      15      45 руб.

Бондари      26      78 руб.

Скрибовцы       27  81 руб.

Согласны дать по 1 руб. и отработать по 2 дня на подвозке глины, песка, камня и воды:

Тарасово        7

Бубны       20

Осники       10

Ахримовцы       13

Приступичи        3

Беловодцы         40 [3]

 

 

Проект бокового фасада церкви в Головачах.
Первоначальный план церкви в Головачах.

План церковного плаца был составленный  землемером Страшуном с учётом границ плаца помещицы Флорентины Чечот, к этому времени подготовительные работы были закончены и выделены казённые средства в сумме 12891 рубля 99 копеек. «Гродненские губернские ведомости» 20 сентября 1878 года объявили о торгах на подряд строительства. В соответствии с параграфом № 23 от 7 декабря 1867 года церковно-строительных правил к ним допускались только лица, имеющие право приобретать в Северо-Западном крае недвижимую земельную собственность, или их поверенные. Евреи такого права были лишены по закону, но поскольку подавший заявку слонимский мещанин  Лейба Скидельский был единственным, кто готов был взяться за постройку церкви, и то с условием дополнительного кредита, за него ходатайствовал сам исполняющий дела Предводителя дворянства Шпейер. Кандидатура Скидельского была отклонена. Шпейер доказывал, что невозможно построить церковь за выделенную сумму, так как выросли цены на товары и работы, и по новой смете необходимо 21294 рублей 95 копеек. Понимя, что денег никто не добавит, он просил уменьшить размеры церкви, что и было исполнено.

 

Усечённый план церкви в Головачах.

 Усечённый план церкви в Головачах.

 

15 июня 1879 года  новые торги были объявлены сразу на постройку двух церквей – в местечке Индура за сумму 15433 рублей и селе Головачах за 12977 рублей 27 копеек, выиграл их купец 2-й гильдии Гирша Майсеевич Андрес, поверенным которого выступил отставной капитан Александр Николаевич Покровский. Г.М. Андрес за постройку головачской церкви заявил на торгах сумму 12600 рублей. 10 августа 1879 года был  заключён контракт, согласно которому в качестве залога  купец Андрес передавал Гродненскому церковно-строительному присутствию собственный двухэтажный дом с мезонином под черепичной крышей и хозяйственными постройками по улице Купеческой в Гродно, а также застрахованное имущество поручителей – купца Шемпеля и его жены Хаи-Гольды Черток и денежный залог Фрумкина в 2000 рублей. По условиям контракта в первый год необходимо было произвести работ  на сумму 4807 руб. 40 коп., во втором году – на 4000 руб., в третьем – 4169р. 57 коп., работы окончить к 10 октября 1881 года. 

 

Экспликация церкви в Головачах.
Экспликация церкви в Головачах.

Сохранилось «Инвентарное описание вновь построенной православной церкви в с. Головачах Гродненского уезда: 

 

«Воздвиженская православная церковь в селе Головачи построена из кирпича на фундаменте из колотых из булыжного грубо обтёсаного камня с лица, имеет длины с колокольнею в два яруса, расположенную впереди 13 сажен, шириною в средней части в 6 сажен, оштукатурена внутри и снаружи. При входе имеется каменное крыльцо со станками, ступенями и площадкою. На средней части церкви построен деревянный купол, обшит цынком и покрашен. Крыша колокольни и глава купола покрыты белым листовым железом, а крыша церкви чёрным листовым железом и окрашена масляной краской. На колокольном и главном куполе имеются два чугунных с шарами позолоченных креста. Карниз цоколя второго яруса колокольни обложен цинковым железом. Для входа под крышу средней части церкви имеется люк, закрываемый лежачими дверцами, обшитыми железом. На крыше кругом здания сделаны надстенные желоба с 10-ю водосточными трубами с воронками, окрашенными масляной краской. Дымовая труба в запрестольной части имеет снаружи железную с колпаком трубу, внутри закрывается чугунными дверцами. Дверей в свету 5 и 2 1/2 аршин окрашенных под дуб – двое, при каждой врезной замок с ключом, две пары шарнирных петель, одна врезная задвижка и медные рукоятки. Окон полукруглых  – шесть, и простых – четыре, все с косяками, наглухо утопленными винтами створчатыми переплётами со стёклами, железными решётками и железныыми снаружи подоконниками, окрашены масляной краской, в окнах имеются четыре форточки с петлями и крючками. Потолки во всей церкви кроме колокольни оштукатурены. В колокольне в двух этажах настланы по балкам потолки, из коих нижний подшит досками и окрашен масляной краской. В нижнем этаже колокольни имеется досчатая перегородка с двумя одиночными дверями, при каждой пара петель и накладка. Перегородка и двери окрашены vасляною под дуб краскою, за перегородкой имеется деревянная лестница через 2 этаж колокольни, наверху дверь с петлями и накладкою. В четырёх пролётах верхнего яруса колокольни имеются жалюзи створчатые, окрашенные с петлями и задвижками. Полы во всей церкви досчатые с плинтусами, окрашенные масляной краской. По бокам амвона клиросы отделены балюстрадой из точёных балясин и окрашены масляной краской. Престол и жертвенник из дубового дерева. При аналоях два титронада, шесть табуретов, два шкафа и комод из соснового дерева, окрашенные масляной краской».[4] 

 

Архитектор Михайловский. Проект иконостаса для церкви на 700 человек.
Архитектор Михайловский. Проект иконостаса для церкви на 700 человек.

Были также установлены чугунные кресты: «на куполе - с яблоком вышиною 1 1/2 аршина считая от яблока, на колокольне вышиною в 2 аршина с позолотою всех на мардан с магистралом и работою всего 150 руб.».[*5] Изготовлены иконостас по проекту губернского архитектора Каленкевича, престол, жертвенник из дубового дерева, три аналоя и два окрашеных киота с позолотой карнизов, колонн, баз и поясков.  Освидетельствовавшая храм комиссия установила, что церковь построена во всём согласно проекту и все работы произведены прочно, из хороших материалов. Здание передано в духовное ведомство 26 ноября 1881 года, документ  подписали архитектор Каленкевич, инженер Небольсин, церковный староста Василий Михайлов, член церковного совета Самуил Косяковский,  настоятель Скидельской церкви Дмитрий Некрасов и др. 

Иконы из старой церкви были перенесены в новую и до сих пор перед ними молятся люди. 

 

ИНДУРА

 

Неподалёку от Гродно расположено старинное местечко Индура, населённое в XIX веке исключительно евреями. Индурский костёл объединял католиков близлежащих деревень. Православной церкви в Индуре не было, как не было и православных верующих. В 1865 году пристав 1 стана подпоручик пехоты Николай Александрович Петров,  предложил построить здесь церковь, поскольку местечко Индура находится в центре Лашанского прихода в 4000 душ, и часть прихожан живут за Индурой, некоторые на расстоянии 20 км от Лаши. Ему и был поручен 15 сентября 1865 года сбор денег и других пожертвований на постройку церкви во имя Святого Александра Невского. С самых первых шагов это намерение встречало различные преграды и сопровождалось недоразумениями, скандалами и судебными исками. 

 

Церковь в Индуре. Фото 2014г.

Сохранились списки жертвователей: крестьяне деревень Малищевичи, Хлитовичи, Стецки, Кузьмичи, Пащинки, Бараново, Прани, Варахи, Глебовичи собирали по 1р. 50 коп.– 57 руб., 85 коп., от имения Августовок Де Ласси поступили 6 руб. От 1 до 3 рублей пожертвовали: унтер-офицер Алексей Якулин, приказчик имения Свислочь Горшковский, писарь имения Свислочь Реймерс, приказчик имения Нетеч Боуфал, писарь сплавный Эйгенфельт, писарь имения Свислочь Иван Богданович, отставной подпоручик Виктор Горянковский, Осип Гомолицкий, управитель имения Абрамщизны Иван Банцер, приказчик имения Абрамщизна Иван Игнатовский, механического дела мастер Готлиб Лойц, садовник имения Андрей Домбровский, гумённый того же имения Варфоломей Домбровский, Альфонс Ютейко, Иван Семашко, Михаил Козловский, Деонизий Кузьмицкий, писарь Голецкий, унтер-офицер Алек. Фомин, Андрей Стецкевич, эконом имения Князевичей; Ястребов, священник коптёвского прихода; Эйсмант, ксёндз квасовского прихода; Пётр О’Бриен де Ласси, Антон Буш, управляющий помещика Князевича; Корсак, ксёндз Индурского прихода; Куликовский, ксёндз Квасовского костёла; Краузе, управляющий имения Августовок. Жертвовали больше: помещик имения Квасовка Буховецкий – 10 р., Почобут, помещик имения Адельковщизна – 5 р., Горбачевская, помещица имения Хлестовичи – 5 р., Меир Якович, помещик имения Чеховщизна – 6 р., Патрикия О’Бриен – 6 р., Валицкий, помещик имения Коптёвщизна – 10 р., Борукенский, помещик – 15 р., Цыдик, помещик – 50 р., служащие фабрики Сухой Долины – 5 р. Камер-юнкер Двора Его Величества К. Ляхницкий из Варшавы передал 190 руб. 39 ¼ коп. оброчных денег с Рогацкого сельского общества. Помещик имения Горны Гродненского уезда О’Бриен де Ласси  пожертвовал следуемые ему от индурского еврея Матвиса Лейзеровича Розенталя 148 руб. 50 коп. Эти деньги – арендную плату – долгое время де Ласси не мог взыскать с Матвиса и предпочёл передать их на строительство церкви, взыскивать их пришлось церковным властям. Помещик Александр Козловский пожертвовал  42 квадратных сажени земли под постройку,  помещик Вандалин Пусловский – 10 десятин пахотной земли, всего же в Индуре православной церкви было пожертвовано 539 1/2 кв. саженей пахотной и сенокосной земли. 

 

Проект иконостаса на 300 человек.

При изучении документов создаётся впечатление, что самыми заинтересованными в строительстве церкви были иудеи. Общественный приговор индурских евреев гласит: «Мы, ниже подписавшиеся жители местечка Индура, собравшись на общественный сход, рассудили о том, что как в местечке Индура предположено соорудить новую православную церковь во имя святого Александра Невского в честь Всемилостивейшего нашего благодетеля монарха, усмирившего в нашем крае бывшие через три года беспорядки, и тем освободил нас от прежних притеснений поляков … , узнав, что приглашают жителей к добровольному пожертвованию, то будучи преданными русскому правительству, хотя мы иноверцы, желаем изъявить нашу искреннюю любовь и преданность Батюшке нашему царю и им приставленному к нам начальству собрать со всякого двора по одному рублю серебром».[6] Всего 157 рублей серебром.  

 

13 декабря 1866 года Петров был отстранён от сбора денег, он передал преемнику Любимову только две квитанции казначейства на 289 руб. 78 коп. и 159 руб. 50 коп. Остальные наличные деньги, по его словам, он передавал  председателю Гродненского уездного Комитета по сооружению православной церкви статскому советнику Чаплину, но расписки о собраных средствах не получил. Священнику Лашанской церкви Григорию Парчевскому поручено было надзирать за всеми пожертвованными землями (они находились в его арендном пользовании), однако в 1872 году он отказался от аренды, так как не мог выплачивать деньги, поскольку не имел с неё никакой прибыли. Тем не менее, ему пришлось уплатить недоимки в 98 рублей, когда выяснилось, что он отдавал землю в аренду крестьянам  деревни Козлы. Новый арендатор  помещик Карл Маньковский также уклонился от уплаты 107 рублей 65 копеек. Когда Комитет через суд ходатайствовал о разрешении на продажу его имущества в счёт уплаты долга, у Маньковского  деньги нашлись. 

 

Проект иконостаса в Индуре инженера Небольсина. Фонд 97, оп. 1, д. 442, л. 448.

К 1878 году был определён состав индурского православного прихода, он состоял из жителей деревень: Круглик (6 2/3 двора), Могилян (31 1/3 двора), Великой Жорновки (22 1/3 двора), Дубовки (1 двор), Луцковлян (15 дворов), Белева (14 дворов), Козлов (24 1/3 двора), Конюхов (16 дворов), Сукович (1 двор), Прокопович (1 двор), Плебановцев (2 двора), Казённой Жорновки (20 дворов), Огородников (1 двор). Всего 1923 душ обоего пола. В самой Индуре православных нашлось 3 мужчин и 4 женщины из дворян, из крестьян 3 мужчин и 6 женщин. Во вновь образованный приход был назначен священник Илья Соколов. 19 мая 1878 года МВД наконец разрешило приступить к строительству церкви. Крестьяне должны были привозить собственными силами песок, глину, камни, воду и выделить чернорабочих. По Приговору Индурского волостного схода, они обязались выплатить с каждого двора  по 3 рубля 15 копеек, всего  639 рублей 45 копеек, и собрать их в три срока до 1880 года. 

 

Михаил Казакевич, Михаил Жвалевский и Николай Клепач из Конюхов посчитали такое решение несправедливым, и 12 июня 1878 года подали начальнику Гродненской губернии прошение (официальное оплаченное специальными марками  обращение),  они писали:   «Мы принадлежали к лошанскому приходу и приписной церкви в Глебовичах, очень многое сделали для их благоустройства рискуя своим достоянием, ныне мы отчислены от Лошанского и причислены к ново-образованному Индурскому приходу. Мы лишены отправления духовных треб. Мы не получили выгод, так как расстояние до Лаши и Индуры одинаковые, лишь Строительный комитет обременяет нас отяготительными работами на постройку церкви и причтовых строений и денежною раскладкою, которые разоряют наши хозяйства. Легко индурцам соглашаться на постройку церкви, так как они люди новые и не участвовали в строительстве церкви в Лаше и Глебовичах. Начальство обложило нас штрафами за невыполнение распоряжения по доставке материалов на неначатую ещё постройку церкви, а священник индурского прихода утешает нас, что если не в состоянии будем платить, то будет продано с молотка всё наше имущество, лошади, коровы и вилы. При том заставляет к выдаче обязательной подписи на участие в постройке, а по-нашему выдать таковую – закрыть нашу приписную глебовичскую церковь и при ней кладбище, где покоятся прахи наших предков и где нам предстоит почить. Если нельзя оставить нас при лашанском приходе, то освободите от строек».[7] Жалобы были оставлены без удовлетворения, подполковник Шпейер мотивировал это тем, что Индурский приход состоит всего из 2180 душ обоего пола, и если отчислить крестьян деревни Конюхи и двух Жорновок, как построивших Глебовичскую церковь, то вся тяжесть ляжет на индурских, а конюховские крестьяне довольно зажиточные и распределение натуральных работ на весь приход не будет для них отягощением. 

 

На состоявшихся 7 августа 1878 года торгах на строительство церкви поступила заявка иностранца Карла Кельма, который был согласен построить церковь в Индуре за 16888 рублей 55 копеек кроме иконостаса за 800 рублей. О том, что подряд достался Гиршу Андресу, который запросил только 16000 рублей и обязался построить две церкви в срок, читатель уже знает.  

 

 

О  ЗАПРЕЩЕНИИ  ЕВРЕЯМ  СТРОИТЬ  ЦЕРКВИ

 

До поры, до времени запрет на строительство церквей иудеями удавалось обходить благодаря их поверенным лицам христианского исповедания, власти мирились с таким положением. После воцарения Александра III (1881-1894) русификация колоний получила новый толчок, а права евреев были более ограничены. Через двадцать лет со времени принятия программы по постройке каменных православных церквей она была в значительной части выполнена, финансирование оскудело, тогда-то в 1887 году и появилась корреспонденция в журнале «Литовские епархиальные ведомости» №18, в которой автор прямо указывал на двух  подрядчиков-евреев, построивших церковь в Верхолесьи  Гродненской губернии, к осуждению такой практики присоединился влиятельное издание «Виленский вестник». Гродненский губернатор вынужден был реагировать на это, 26 мая 1887 года на фирменном бланке МВД его канцелярия  направила всем церквям «Параграф № 23 Высочайше утверждённых 7 декабря 1867 года правил» с  напоминанием, что агентами или подрядчиками по постройке православных храмов могут быть только лица, которые имеют право приобретать в западных губерниях недвижимую земельную собственность, что евреям было запрещено. Священникам было предложено сообщить в Гродненское церковно-строительное присутствие, что им известно о подобных случаях. В деле «О запрещении…» подшиты  их письменные ответы, приводим некоторые из них.  

 

Настоятель Сокольской церкви 8 июня 1887 года: "В приписной церкви в Верхолесье никаких работ не было". 

Священники из Суража, Лукошицкой церкви Слонимского уезда и села Добромысль: "Никогда евреи к работе не допускались".

 

Коснянская церковь Бельского уезда: «Строится каменная церковь купцом Корабликовым. Руководят работами и надзирают какой-то еврей из Ковны, столярные и малярные работы производятся тоже евреями. Каменщики и плотники – люди русские, по большей части – староверы». 

 

Сокольская церковь 6 июня 1887 года: «В истекшем году была ремонтирована силами церкви хозяйственным способом на средства церкви подёнными рабочими. Плотничьи, малярные, штукатурные работы  производили христиане. Новую железную крышу делали евреи, так как мастеров христиан в Сокулке нет, кровельщиков-христиан нет и в Гродно, они же строят казармы».

Радетская церковь: "Евреи работ не производили, хотя они всячески стараются перебить работу христиан, чем нередко доставляют священнику немало забот и хлопот, старающемуся обойтись без еврея, который на зло мастеру-христианину понижает цену до невозможности браться за работу".

 

Настоятель Верхопеской церкви: «Евреи построили у нас уже 4 церкви».

 

 

 

Жидомля, свящ. Пётр Долгоруков: «Между прочим, евреи взяли у нас подряд на постройку домов священника и псаломщика, на что имеются контракты, утверждённые правительством».

 

М. Яловка: «… до 1885 года к ремонту яловской церкви попечительством допускались евреи – красильщики, штукатуры, кровельщики…»

 

М. Городец: «Евреи к постройке не допускаются, за исключением починок: вставление стёкол в окнах, покраска крыши и т. п., так как христиан не имеется вблизи».  

 

Ивановская Покровская церковь Брестского уезда, протоиерей Георгий Шостаковский: циркуляр принят к исполнению «хотя нельзя обойтись без допущения евреев к исправлению мелких наружных починок, так во всём Кобринском уезде нет мастера из христиан, который вставил бы разбитое стекло в церковном окне. Евреи, действуя систематически и корпоративно, уничтожили все ремёсла между крестьянами, шьют им одежду, строят дома, и вообще в руках евреев ремесленность и промышленность». 

 

Иосиф Янковский, Зельва Волковыского уезда: «…приходское попечительство Зельвенской пр. ц. имеет честь почтительнейше донести, что во исполнение параграфа 23 оно вообще не допускало евреев к строит. работам, как агентов, так и подрядчиков, но в то же время в интересах прихожан не считало себя вправе воспрещать лицам христианского исповедания,  принявшим на себя подряд по выполнению строительных работ, нанимать для наружных работ евреев в качестве мастеровых-ремесленников, если последние оказывались более надёжными и выгодными». 

 

Настоятель Гершоновичской церкви священник Качаловский: “А как же должно поступить в том случае, если нет мастеров, например, золотых дел, между христианами г. Бреста не найти, а между прочим, необходимо починить или позолотить какой-нибудь предмет безотлагательно? Выписывать мастеров из других городов обойдётся слишком дорого, так как там мастера всегда берут в три дорога. “ 

 

Великодвенская церковь: «Наша вновь строящаяся производилась опытным мастером слонимским мещанином Ясинским православного исповедания при помощи 15 русских рабочих и 5 евреев». 

 

  Село Котра: “В нынешнем году попечительство озабочено устройством иконостаса в кладбищенской часовне. Несмотря на сильную конкуренцию со стороны евреев, попечительство отдало устройство иконостаса крестьянину-православному».  

 

Местечко Дывин: «Попечительство евреев не нанимало. …Но в м. Дывин из христиан православных единственно занимающихся землепашеством, нет ни одного человека, сколько-нибудь способного к плотническим или красильным и другим работам. А между тем приходится необходимая нужда возобновить покраску церковной крыши, починить ведосточные трубы, нижние навесы над основанием церкви в некоторых местах изгнивания заменить новыми, да и починка и окраска самих ступеней с подмостками к дверям церковным, и наконец возобновлению покраскою наружных и внутренних стен и потолков, пилястров и т.п. Это такие предметы, требующие внимания церковного попечительства, к приведению во исполнение которых решительно нельзя обращать внимание на выбор по вероисповеданию и народности работников. У нас в Дывине есть еврей средних лет самый искусный столяр, маляр, бондарь, плотник, даже механик – всё что ему укажешь, сделает отлично с двумя своими сыновьями… он без особых отмостков и лесов только с помощью верёвочных лестниц отлично починил церковную крышу. Несравненно выгоднее отдавать работу такому мастеру, чем иметь где-то далеко нужного мастера даже для мелочных починок, которые обходятся втрое и четверо дороже».

 

Председатель Озятского церковного попечительства священник Василий Котович 25 августа 1887 года пишет, что так как евреям строить запрещено, приходилось приглпшпть артель из Калуги и Рязани: «Будучи соседом, я видел, как крайне медленно и беспорядочно работают христиане… О постройке ц. в Верхолесье ничего сказать не могу, хотя там издавна проживает в дер. Свечево в собственном доме еврей Меер, он строил Свенцицкую Покровскую и Косечскую церковь Бресткого благочиния».

 

Свентицкая церковь, священник Михаил Бурянко: сейчас «... только кладку печей в доме священника делали евреи. Однако церковь построена в 1872 году через еврея-подрядчика, и потом в 1881 году прихожане нанимали ремонтировать оную тоже еврея, но в будущем не будем допускать их к работам…».

 

Мизгировская церковь «Только в прошлом 1886 году производилась ремонтировка новой каменной церкви, построенной подрядчиком-евреем в 1868 году ... произведена вновь штукатурка церкви, исправлен купол и возведена новая каменная ограда вокруг церкви – но это хоз. способом без подрядчика. Эти работы выполнялись христианами, кроме кузнеца-еврея, так как кузнецов-христиан на находится».

 

А вот что ответил священник Индурской церкви М. Соколов: «Индурское церковное попечительство имеет честь сообщить, что 1) циркуляра вашего Превосходительства в церкви не имеется, 2) Корреспонденция в «Виленском вестнике» 1887г. за № 96 справедливая, таковая значится в №18 за настоящий год в «Литовских епархиальных ведомостях».[8]

 

***

 

 Читатели уже поняли, что православные церкви преимущественно строили евреи. Это не должно нас удивлять, так как структура беларуского населения была такова, что каждое сословие занимало свою социальную нишу, и это было закреплено законодательно: помещики  владели и распоряжались землёй, крестьяне (католики и православные) обрабатывали землю, горожане-иудеи занимались торговлей и ремёслами, а позднее организацией промышленного производства. На протяжении  всего XIX века в городах сохранялась цеховая организация труда, и опыт каменного строительства имелся только у членов цеха каменщиков, секреты мастерства были утрачены вместе с их носителями. 

 

Гирша Майсеевич Андрес был талантливым предпринимателем, организатором чугуно-литейной мастерской в Гродно, в которой отливались, по всей вероятности, и кресты для церквей. Он был среди учредителей еврейской библиотеки, которая стала первой публичной библиотекой в Гродно.

 

 

***

 

СНОСКИ

 

Национальный исторический архив в Гродно:

[1] Ф. 97, оп. 1, д. 256, л. 4. 

[2] Ф. 97, оп. 1, д. 256, л. 4 об. 

[3] Ф. 97, оп. 1, д. 428, л. 7 л.

[4] Ф. 97, оп. 1, д. 428, л. 203-203об.

[5] Ф. 97, оп. 1, д. 428, л. 203об.

[6] Ф. 97, оп. 1, д. 71, л. 27 -28 об.

[7] Фонд 97, оп. 1, д. 442. лл. 18-18 об. 

[8] Ф. 97, оп. 1, д. 570, лл. 6, 7, 9, 10, 11, 12, 12а, 21, 25, 31, 32-32об., 38, 41, 46, 53, 54, 55, 57,63, 67, 73, 85, 101, 116, 138, 150-150об., 201, 202, 206, 235-235об., 246.

Шукаюць

Scroll to top