В гродненских архивах сохранилось немало документов, из которых можно почерпнуть сведения о самых неожиданных событиях местной жизни.  После восстания 1863-64гг. для большей русификации местного населения царское правительство разработало программу строительства каменных церквей на территории Северо-Западного края (так назывались земли современной Беларуси).

Эти церкви получили название "муравьёвок" по имени печально известного губернатора М.Н. Муравьёва. И хотя большая часть денег поступала из казны, это были настоящие всенародные стройки, так как жертвователями было практически всё население, независимо от национальности, вероисповедания и сословия. 

Надо заметить, что кадров для воплощения такой обширной задачи было маловато, зачастую ответственное дело поручалось случайным людям. Там где деньги, всегда находятся личности, желающие извлечь выгоду, особенно если деньги государственные, то есть как бы ничьи. Одним из таких авантюристов был Афанасий Лозинский, он сумел воспользовался открывшимися возможностями. В апреле 1871 года умер архитектор Тихвинский, который несколько лет надзирал за строительством церквей в Гродненской губернии, на его место  из Петербурга был направлен наш герой. Сохранилась прогонная (командировочное удостоверение), текст которой гласит: "От Санкт-Петербурга до Гродно, командированному по делам службы технику Коллежскому Ассесору Лозинскому в будущем давать по три почтовые лошади с проводником без задержания. Дана в Петербурге 6 ноября 1871 года." 

 

 

Любопытно, что в это время уже работала железная дорога, но одновременно действовала и старая система ямских станций, которая прекратила своё существование в европейской части империи в 1874 году. Прогонные деньги рассчитывались по количеству вёрст и лошадей, сумма денег составляла 3-4 копейки за версту и одну лошадь. Скорость, с которой передвигалась тройка лошадей, сравнима со скоростью велогонщика, расстояние от станции до станции было равно дневному переходу, ночевали путешественники на станциях. Получив подорожную и деньги 6 ноября, Лозинский прибыл в Вильно и заболел. 10 ноября старший врач госпиталя св. Якова выдал ему свидетельство (больничный лист):  "Свидетельство. Я ниже подписавшийся, сим удостоверяю, что Коллежский ассесор Афанасий Климентьевич Лозинский вследствие своей болезни требует непременно его строжайшего лечения без выездно, в чём удостоверяю с приложением печати в г. Вильне 1871 года ноября 10 дня. Старший врач госпиталя св. Якова Коллежский советник доктор Мас...". 15 декабря Афанасий Лозинский прибыл, наконец, в Гродно, здесь он был приведён к присяге, получил чин Надворного советника и назначен инженером в Кобринский уезд. Поскольку на место службы он не явился, канцелярия губернатора заподозрила его в мошенничестве и в начале февраля 1872 года объявила в розыск. Выяснилось, что Лозинский никуда не уезжал и всё это время жил в Гродно, в канцелярию он представил свидетельство о воспалении щеки, выданное 7 февраля 1872.

10 февраля 1872 года Гродненский губернатор получил письмо из Министерства внутренних дел в Петербурге такого содержания: «О разыскании архитектора Лозинского. В одном из имений помещика Рязанской губернии Голощапова состоял арендатором архитектор из польских уроженцев Афанасий Клементьевич Лозинский. Не сдав отчётов по арендуемому имению и распродав тайно всю движимость, он неизвестно куда скрылся, оставшись должным владельцу значительную сумму. Рязанский окружной суд по просьбе Голощапова хотя вызывал Лозинского через публикацию к суду, но он не явился. По слухам, Лозинский в 1870 году служил при Виленской железной дороге, а в настоящее время  будто бы находится где-то в Северо-западном крае на таковой службе по архитектурной части. Сообщая об изложенном Вашему Превосходительству, имею честь покорнейше просить Вас сделать немедленно распоряжение о разыскании во вверенной Вам губернии помянутого Лозинского и об оказавшемся меня уведомить. Генерал-адъютант…". 

1 июля 1872 года Канцелярия губернатора получила из Департамент общих дел просьбу сообщить, взысканы ли, сколько и когда именно поступили в доход казны пошлины, следующие с Надворного советника Лещинского (так в документе) за производство его в настоящий чин. Из черновика ответа известно, что пошлина взыскана в сумме 36р. 35 коп. Координации между различными ведомствами не было, и одновременно с присвоением высокого чина Лозинскому был объявлен его розыск как мошенника. Последующая судьба Лозинского неизвестна, более его фамилия в документах, относящихся к церковно-строительному присутствию, не встечается. 

Данный случай мошенничества не единственный, недобросовестность проявляли представители разных социальных слоёв, в документах много жалоб техников и архитеторов на задержку жалования на полгода, иногда на год, из-за чего их семьи бедствовали и влезали в долги. Во вновь образованном Индурском приходе, в списках жертвователей которого значатся ксендзы, служащие имений, помещики, крестьяне и все индурские евреи, скандал следовал за скандалом. Сначала был уличён в недобросовестности сборщик денег, который, в свою очередь обвинил служащего казённой палаты. Позднее церковно-строительному присутствию пришлось взыскивать через суд  арендную плату за использование пожертвованных земель с арендаторов – батюшки и местного помещика. 

 

Scroll to top
Website Security Test