Сергей Галюн являлся одним из руководителей первых организаций социал-демократической направленности, действовавших в Беларуси. Известность ему принесло активное участие в деятельности Революционного кружка в Гродно с 1887 по 1894 гг.

Сергей Федорович Галюн родился 29 сентября (11 октября) 1866 г. в Петербурге. Отец Федор Данилович был крестьянином дер. Березовая Рудка Пирятинского уезда Полтавской губ. После отмены крепостного права  ему удалось перебраться в столицу и присоединиться к мещанскому сословию. В соответствии с данными Адресной книге за 1867 г. отец проживал по ул. М. Морская (д. 4, кв. 30), был кондитером. Сергей окончил в 1885 г. гимназию № 6. Вскоре умер отец, оставивший ему в наследство собственноручную мастерскую. 

На попечении жены Татьяны Николаевны остались два сына и дочь. Она содержала небольшой магазин, доходов от которого не хватало для содержания семьи. Несмотря на трудности, сыновьям удалось получить высшее образование. Сергей поступил в Петербургскую военно-медицинскую академию на бесплатное обучение, а Фёдор смог учиться в университете, зарабатывая частными уроками. Их сестра Софья помогала матери дома и в магазине.

В медицинской академии Сергей Галюн познакомился с марксистской литературой и стал заниматься политической деятельностью. Большое влияние на его идейное развитие и дальнейшую жизнь оказал товарищ по академии, а затем известный в Петербурге врач и общественный деятель Николай Тиц (1866-1896). В 1890 г. он организовал  среди студентов кружок саморазвития, вел пропаганду среди рабочих, арестовывался полицией. К окончанию учебы Сергей и его однокурсник Павел Азаров теоретически практически были готовы к борьбе с царским самодержавием. После получения 30 ноября 1891 г. врачебного диплома они должны были за бесплатное обучение прослужить в армии 4 года и 9 месяцев. 

Для прохождения военной службы Сергей Федорович 1 декабря 1891 г. был назначен младшим врачом 104 Устюжского пехотного полка, дислоцировавшегося в Гродно. Вскоре после прибытия к месту службы в Гродно он  был командирован в Новочеркасск, где с августа по октябрь 1892 г. успешно участвовал в борьбе с опасной эпидемией.

После этого Главный военно-медицинский инспектор перевел С.Ф.Галюна из полка в местный лазарет, который располагался в Новом замке. Там же ему выделили помещение для проживания. Должность младшего врача хирургического отделения не вызывала у него особого интереса, так как объем хирургической помощи был незначительным. Он стал принимать активное участие в общественной деятельности. Главный врач лазарета А.И.Галдинский не препятствовал ему, хотя и замечал, что коллега имеет обязанности, не относящиеся к его службе.

Профессия врача открывала перед Сергеем Галюном широкие возможности для общения с населением. Его отличала редкая доброта и готовность оказывать помощь всем и каждому. За это многие жители города относились к нему с большим уважением. Он добровольно принял на себя обязанности бесплатного врача местного приюта для детей-сирот, охотно участвовал в работе Городской санитарно-исполнительной комиссии, бесплатно оказывал медицинскую помощь бедным жителям города. Работа способствовала общению с горожанами, особенно из низших сословий. 

Большая заслуга С.Ф. Галюна в создании женской воскресной школы. С разрешения властей она была открыта при Софийском православном братстве. К работе в ней он относился ревностно, был одним из руководителей и преподавателей. Раздавал ученицам для саморазвития книги, не предусмотренные программой. Для них же летом 1894 г. он организовывал образовательно-оздоровительную прогулку в окрестности города. О успехах школы было известно в Петербургском комитете грамотности. Её опыт освещался в газетах  «Русская жизнь» и «Гродненские губернские ведомости».

Нельзя не отметить, что С.Ф. Галюн был также одним из инициаторов и руководителей бесплатной народной библиотеки, созданной при этом же братстве. Он привлёк к библиотечной деятельности врачей крепостного ехотного батальона В.Е.Доброхотова и Н.П.Овчинникова. Вместе с директором библиотеки Адамом Богдановичем, отцом классика белорусской литературы Максима Богдановича и бывшим минским народовольцем, собрали богатый книжный фонд. Активное участие в этом принимала также О.А.Порунова. Они не только собирали благотворительные средства на приобретение книг из серии «Для народного чтения», но и покупали их за собственные средства. Для читателей организовывались лекции просветительского характера 

Менее значительными поначалу были успехи С.Ф.Галюна в политической деятельности. В письме от 1 января 1893 г. в Петербург к Николаю Тицу он сообщал, что «до сих пор [...] еще приспособляюсь, а не приспособляю», именно «принятое на себя дело» продвигается медленно. 

Познакомиться с единомышленниками ему удалось только в начале 1893 г. В результате он стал членом нелегального кружка в Гродно. Близкие отношения у него сложились с чиновником губернской Палаты казённых имуществ Н.А.Демьяновичем, поручиком 103 пехотного Петрозаводского полка В.Я.Мецелицем, сестрой милосердия военного лазарета Я.С.Вереник. Через них он вскоре познакомился с другими членами кружка.

Как видно из сохранившихся архивных и опубликованных источников, Гродненский революционный кружок действовал как добровольное и неформальное общественное объединение. Имел ли он утверждённый властями Устав и Программу, пока не установлено. Его состав и численность, по сохранившимся данным, были непостоянными. В целом за весь период деятельности в нём состояло около 30 человек. В их числе были гимназисты и студенты (А.Фридман, основатель кружка, И.Верков, Пётр Шумов, К.Барсов), чиновники (Николай Демьянович, П.Г.Чердацкий, И.Богданович, Я.Мурзич, А.Васильев), представители интеллигенции (Павел Баар, Анатолий де-Вальден, О.А.Порунова), офицеры (поручики В.Я.Мецелиц, Н.Л.Садиков, О.Я.Пассит, майор в отставке Мечислав де-Вальден, врач Павел Бедрицкий), медицинские работники (врач М.С.Морозов, фельдшер Н.Зайцев, фармацевт С.Розенблюм, сестра милосердия Я.С.Вереник) и рабочие (И.А.Демьянович, И.М.Берзин, Котылло) и крестьяне (М.М.Берзин  и др.).

Кружок был основан в 1887 г. студентом Киевского университета А.Фридманом. В него входила премущественно учащаяся молодежь Гродно, имевшая целью саморазвитие или самообразование. Вначале это были прогулки, на которых обсуждались труды прогрессивных мыслителей и публицистов. Затем они стали собираться на частных квартирах, чтобы изучать нелегальную литературу, обсуждать вопросы революционного движения, социально-экономической и политической жизни России. Как потом установила полиция, в частности, обсуждалась идея о необходимости изменения существующих в стране порядков. Возможно, высказывалась даже мысль о цареубийстве.

После отъезда А.Фридмана из Гродно революционный кружок многие годы возглавлял его товарищ по гимназии Н.А.Демьянович, ставший чиновником Губернского правления. Как и прежде собрания проводились нелегально, чаще всего в доме отставного майора Мечислава де-Вальдена, его жены Изабеллы и сына Анатолия. Для конспирации они проводились по субботам под видом музыкально-литературных вечеров, картёжных игр и пр.

Со временем часть собраний под видом дружеских вечеринок стала проводиться в квартире Н.А.Демьяновича. Новый руководитель постепенно стал политизировать его деятельность. Больше внимания стало уделяться изучению марксистской литературы. Она нелегально доставлялась при посредничестве Петра Шумова, выпускника гродненской гимназии, затем студента Петербургского технологического института, и О.А.Поруновой, вдовы бывшего гродненского полицмейстера, а также М.С.Морозова, врача гродненской железнодорожной станции.

Как позже стало известно, среди читаемых и обсуждаемых книг были: «Положение рабочего класса в Англии» и «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Фридриха Энгельса, «Нищета философии» Карла Маркса, «Экономическое учение Карла Маркса» Карла Каутского и др. Интересовались они также вопросами истории, социологии, философии и экономики. Знакомство с ними сопровождалось критикой действующего в России и других странах государственного и общественного строя. 

Так продолжалось до осени 1893 г., пока Сергей Галюн не стал фактическим руководителем кружка. Он уже пережил переход от народничества к марксизму. На одном из заседаний им была довольно резко осуждена народническая идеология 70-80-х гг., тактика террора, в т.ч. цареубийства. Изменение государственного строя в России, по его мнению, необходимо проводить постепенно и мирным путем посредством социально-экономических реформ. Бомбы, утверждал он, не двигают человечество по пути прогресса. Особое внимание было также обращено на необходимость отличать сторонников анархизма от социал-демократов.

Большинство членов кружка также стало придерживаться этих взглядов. Субботние вечерние собрания проводились уже в его квартире. Кружок начал активно заниматься пропагандой марксистских идей среди рабочих и крестьян. Сам С.Галюн под видом прогулок посещал окрестные деревни, вступал в беседы с крестьянами, обращал внимание на тяжёлые условия их жизни. Им было составлено санитарно-бытовое описание д. Солы, которое потом попало в руки полиции. 

Один из наиболее активных членов кружка поручик М.Я.Мецелиц установил контакты с рабочей молодежью. В ремесленное училище он стал приходить под предлогом обучения столярному делу. Два ученика стали посещать его квартиру. Там бывал и С.Ф.Галюн, не упускавший возможности побеседовать с ними. Крестьянин М.М.Берзин, проживавший в Гродно, неоднократно привозил на свою родину в местечко Россь научно-популярную литературу, которую раздавал крестьянам. Они пользовались ей вплоть до разгрома кружка.

Из документов, сохранившихся в архивах Вильно и Москвы, видно, что вначале губернские власти и полиция только собирали сведения о кружке и не принимали всерьёз его образовательную и просветительную деятельность. М.М.Берзин в одном из писем пытался давать советы С.Ф.Галюну «быть осторожным и остерегаться тайного врага». Используя петербургский опыт участия в работе нелегальных кружков, Сергей Галюн начал предпринимать меры по усилению конспирации. 

Часть встреч, в которых участвовали Сергей Галюн, Павел Баар, М.М.Берзин и его брат сапожник Иван Берзин, проходили в пригороде Коложа под видом воскресных прогулок. Место было немноголюдное: несколько домов и старинная церковь. И.М.Берзину вместе с Я.Вереник было поручено снять для собраний квартиру. Но сделать это не успели. Их опередил «тайный враг» в лице поручика 103 Петрозаводского полка Н.Л.Садикова, которому доверялось проводить пропаганду среди врачей гарнизона. Предатель, чтобы перейти на службу в полицию, доносил властям о деятельности кружка, тайных собраниях в квартире С.Ф.Галюна при лазарете. 

По приказу начальника губернского жандармского управления полковника Малыхина за квартирой С.Галюна было установлено наблюдение. В ночь с 25 на 26 июня 1894 г., когда в ней собрались наиболее активные члены кружка, ворвались жандармы и произвели обыск. В числе задержанных были Н.А.Демьянович, П.Ф.Баар и П.И.Шумов. Незадолго до ареста квартиру покинул П.Д. Бедрицкий, которого вызвали к больному. В начале обыска отсутствовал и Сергей Галюн, который возвратился, проводив  В.Я.Мецелицу. На требование жандармов заявить, кто еще находился в квартире, он отказывался отвечать, за что был арестован. 26 и 27 июня установлены и арестованы остальные участники собрания.

Результаты разгрома кружка могли иметь опасные последствия для многих его членов. Только благодаря сестре милосердия Я.С.Вереник, которая дежурила этой ночью в лазарете, основную часть нелегальной литературы и документов кружка, хранившихся в ее жилой комнате, удалось сберечь. Рано утром 26 июня ей удалось вместе с медицинской сестрой М.Л.Высоцкой, у которой также хранилась часть книг, спрятать их у знакомых на Коложе, а потом уничтожить. В руки жандармов попало не так много вещественных доказательств и улик.

Как видно из материалов следствия, у Сергея Галюна были изъяты «Первое письмо к голодающим крестьянам» (1892, типография народовольцев),  «Исторические письма»  П.Л.Миртова (П.Л.Лаврова), журнал собраний Совета воскресной школы (1893-1894), два письма (одно из них в Петербург к Н.Н.Тицу, второе от некоего Азарова), несколько записных книжек. В одной из них планировались совместные поездки с М.С.Морозовым по деревням для изучения состояния врачебного дела. При обыске квартиры Петра были Шумова найдены следующие книги: «Кто с чего живет» Ш.Дикштейна и  «Происхождение семьи, частной собственности и государства» Ф.Энгельса.  У В.Я.Мецелицы хранились не разрешенные цензурой книги: «Основания науки и нравственности» Г.Спенсера и «Свобода речи, терпимость и наши законы о печати» (авт. неизв.).  П.Ф.Баар имел книгу «Основания социологии» Г.Спенсера и № 166 газеты «Русская жизнь». 

На допросах С.Ф.Галюн давал показания о том, как познакомился с единомышленниками, утверждал, что беседы и чтения с его участием носили чисто просветительский характер. Это подтверждали Н.А.Демьянович и другие арестованные. Они категорически отрицали, что целью кружка была революционная пропаганда, и что будто бы между его членами были распределены обязанности. Прокурор Виленской судебной палаты всячески старался доказать, что существующий кружок имел целью самообразование в революционном духе. А поскольку С.Галюн являлся самым образованным и деятельным лицом, то он должен быть признан руководителем кружка.

Следствие по делу Гродненского революционного кружка тянулось около года. Несмотря на все старания, жандармам все-таки не удалось обнаружить следы каких-либо антиправительственных выступлений. Тем не менее арестованным грозило лишение всех прав состояния и ссылка на каторжные работы от 4 до 6 лет. Но, как видно из сохранившихся архивных документов, местные власти предпочли разрешить судебно-следственное дело административным путем, поскольку существование кружка было заблаговременно открыто. По мнению виленского прокурора он «не успел распространить свою деятельность, не вызвал серьезного рабочего движения и лишь подготовил некоторый материал для дальнейшего развития этого движения в Северо-Западном крае».

С проектом заключения, подготовленного Виленской судебной палатой, в основном согласились Министерство внутренних дел, Министерство юстиции и Военное министерство. По их официальному докладу, направленному на рассмотрение императору Николаю II, деятельность членов кружка имела целью лишь самообразование в революционном духе, и они не пытались произвести в России государственный переворот путем революции и цареубийства. Таким образом, им удалось смягчить и свою вину за раскрытие кружка, просуществовавшего около 8 (!) лет. В результате арестованные были подвергнуты относительно мягким наказаниям.

Сергей Галюн за «государственное преступление» содержался под арестом в Гродно на военной гауптвахте. По решению суда он исключен из военного ведомства и приговорен к ссылке на 1 год и 6 месяцев в Архангельскую или Вологодскую губ. под особый надзор полиции. Однако император Александр III приказал С.Галюна отправить на жительство под надзор полиции в Архангельскую губ. на 3 года. Он был отправлен 10 декабря 1895 г.

Поручику В.Я.Мецелице также грозило увольнение из военной службы. Но в ходе дознания у него обнаружилось «умопомешательство», и допросы были прекращены. В марте 1897 г. он был уволен по болезни с назначением пенсии соответственно сроку службы. Доказать причастность к кружку врача Павла Бедрицкого полиция не смогла, и ему удалось избежать наказания. Вскоре он умер и был похоронен в Гродно. 

По распоряжению императора Пётр Шумов и Павел Баар после вынесения приговора и освобождения из тюрьмы попали под гласный надзор полиции на 2 года с запрещением проживать в столицах, столичных губерниях и университетских городах. М.М.Берзину срок полицейского надзора был снижен до 1 года. О.А.Порунова 27 октября 1895 г. была заключена на 4 месяца в Гродненскую тюрьму, а затем попала под гласный надзор полиции на 2 года. На этот же срок ей было запрещено жить в столичных губерниях и университетских городах. Я.С.Вереник уволили из лазарета и выслали под надзор полиции в деревню к родителям. Н.Л.Садиков за ложь в доносах и на допросах наказания не понёс.

Сергей Галюн отбывал наказание в Архангельске. Был вынужден обратиться з полицместеру с просьбой о назначении ежемесячного пособия. Местом жительства стал пригородный поселок Соломбала. Бесплатно лечил политических ссыльных и бедных. Пользовался уважением, с любовью его называли «Галюнчиком». Был одним из организаторов Товарищества взаимопомощи среди политических ссыльных. Привлекался к ответственности за революционную пропаганду и нелегальную переписку.

По окончании ссылки в 1898 г. ему разрешили поселиться в  Петербургской губ. Но не исключено, что С.Галюну удалось нелегально покинуть Россию. Это косвенно подтверждается тем, что в Российском медицинском списке на 1897 – 1900 гг. его фамилия как практикующего врача не упоминается. 

Вернулся он, возможно, из-за границы в конце 1900 г. В 1901 – 1903 гг. Сергей Галюн находился под негласным надзором полиции. С 1901 г. работал земским врачом в Херсонской (1901), Воронежской (1902), Вологодской (1903-1904) губ. Активно участвовал в борьбе с антисанитарией и эпидемиями. Выдвигаемые им на съездах врачей (например, в Вологодской губ.) предложения по улучшению условий труда и быта сельского населения не всегда принимались во внимание земскими властями.

Это побудило Сергея Галюна в 1905 г. вернуться в Петербург. С 1906 по 1907 г. работал врачом больницы Путиловского завода, затем  занялся частной практикой. В 1909 г. поступил на работу земским врачом Гдовского уезда Петербургской губ. Как делегат принимал участие в ХI (1910) Пироговском съезде врачей, на котором выступил с докладом о необходимости улучшения здравоохранения и вовлечения населения в проведение санитарных мероприятий. В 1911 – 1912 гг., как видно из Российского медицинского списка, местом его частной врачебной практики была станица Новопокровская Кубанской области. С 1913 г. он работал врачом земской больницы в дер. Лопухинка Петергофского уезда. В 1917 г. баллотировался в Петергофскую районную думу. Дальнейшая судьба пока не установлена. 

При посещении в 1979 г. дер. Лопухинка, сохранившейся больницы и местного кладбища нам удалось выявить сторожилов, знавших лично С.Ф.Галюна. Проживавшие в Ленинграде двоюродные братья И.И.Шалаев и А.А.Шалаев (последний с 1919 г. был членом камунистической партии) в юности были знакомы с ним. На предъявленной им групповой фотографии активистов Гродненской народной библиотеки они без труда опознали С.Ф.Галюна. По их данным, он участвовал в организации сельскохозяйственного кооператива для местных крестьян, помогал им в приобретении инвентаря, семян и удобрений. К сожалению, о его дальнейшей судьбе им ничего не было известно.

Не дали результатов и запросы о С.Ф.Галюне и его семье в ЗАГСы Ленинграда и Ленинградской области. В Медицинском списке врачей СССР за 1924 г. среди практикующих врачей он не упоминается. 

Зато по адресному календарю должностных лиц государственных учреждений России за 1914 г. удалось установить, что в Брестской мужской гимназии работал в должности преподавателя географии и природоведения статский советник Федор Федорович Галюн. По-видимому, это был его старший брат. В связи с началом мировой войны ему пришлось в 1915 г.  эвакуироваться вглубь России. В 1932 г. он как «антисоветский интеллигент» стал жертвой сталинских репрессий и был сослан ОГПУ для поселения в Коми АССР сроком на 7 лет.  

В Гродно и Беларуси Гродненский революционный кружок и его последний руководитель врач Сергей Галюн ничем не защищены от полного забвения. В советское время в здании Нового замка, являющегося ценным историко-культурным памятником, располагался Гродненский областной комитет КПБ. В 1978 г. нами возбуждалось ходатайство об установлении мемориальной доски на одном из зданий, в котором в 1892 – 1894 гг. проживал С.Ф.Галюн, и где проходили собрания одного из первых в Беларуси социал-демократических кружков. 

Но руководство обкома КПБ  не поддержало эту идею. Ученые-историки Гродненского университета представили заключение о том, что руководитель кружка С.Ф.Галюн якобы был меньшевиком. Об этом  также утверждалось в Белорусской советской энциклопедии, хотя в тот период  ни РСДРП, ни фракции меньшевиков еще не существовали. Ошибка была исправлена нами только в 1994 г.

По инициативе историко-культурного клуба «Паходня» 3 декабря 1987 г. была проведена краеведческая конференция, посвященная 100-летию со дня создания Гродненской революционного кружка. Она состоялась в Городском доме культуры. С докладами о деятельности кружка и его связях выступили Борис Клейн, Фёдор Игнатович и Андрей Мойсеенок. 

Заслуги С.Ф.Галюна и его соратников по революционному кружку не подлежат забвению. Нынешние областные и городские власти должны позаботиться об установления в Гродно памятного знака на здании Нового замка.

 

Scroll to top
Website Security Test