В этом городе я родилась. И хоть жить до сознательного возраста пришлось не здесь, была рада вернуться сюда учиться. С тех пор прошло много лет, и я давно считаю себя гродненкой. Я люблю мой город и желаю ему умного будущего.

Ему, подвластному современной эклектике, но сохранившему дыхание старины. Ему, сотканному из множества неповторимых местечек и закутков, в которых отдыхаешь душой, в которых легче дышать. Ему, красивому европейскому городу, в то же время похожему на большую деревню. Городу, в котором хочется жить. Пока.

Нет, я не буду писать лирическое эссе о Гродно. Просто вот уже несколько лет, с тех пор как начала следить за городскими преобразованиями, я пытаюсь понять местных архитекторов, начальников УКСов, инженеров и директоров проектных институтов, которые берут на себя смелость менять лицо, судьбу и будущее нашего города. Так просто, как мы, простые граждане, каждый день продаем мороженое или лечим детей, другие наши со-горожане, в силу профессии, решают, построить новый мост или оставить старый, снести один-два холма у подножия горы, на которой стоит Бернардинский костел, или нет, пробить дыру для дороги в Замковой горе или оставить-таки этот, похоже, никому не нужный памятник архитектуры разваливаться медленно. Причем, заметьте, ни одной пресс-конференции по поводу реконструкции города, ни одного открытого обсуждения. Журналисты «под угрозой провала» достают реальную информацию, пользуясь исключительно личными связями.
А ведь подумать только, берут на себя смелость решать судьбу 300-тысячного города всего только десятка полтора компетентных специалистов. Причем эти же самые компетентные специалисты в приватных разговорах «не для прессы» признают, что их собственные решения – это, так сказать, всего только кляп для лопнувшей трубы. Они и сами понимают, не лыком шиты, что Старый мост, даже реконструированный, решит проблему переправы через Неман в центре города с большой натяжкой и всего лет на 10-20 вперед. Они тоже знают, что нельзя просто так менять рельеф исторического города, сносить дома в историческом центре, понимают, что в перегруженный транспортом Старый город не пойдут туристы, даже если им на каждом углу казино поставить. Но деньги, деньги, деньги… Они, как всегда решают все. Или они, или их отсутствие.
Как уже сообщалось на сайте, 19 апреля в Гродно при закрытых дверях состоялась научно-методическая рада, на которой решались весьма серьезные для Гродно вопросы. Собрались на раду, пожалуй, все заинтересованные лица, как из Гродно, так и из Минска: архитекторы, инженеры, проектировщики, представители управлений по охране памятников и многие другие. Возглавил раду замминистра культуры господин Гридюшко. Не позвали только… гродненцев, которых, собственно, принятые решения непосредственным образом касаются. Я, конечно, не имею в виду гродненцев с улицы – не позвали нас, гродненских журналистов, которые могли бы сделать решения, принятые радой, достоянием общественности. При этом мы неоднократно просили о таком приглашении сотрудников управления по охране памятников министерства культуры, в частности господина Чернявского. Соображения радовцев ясны: никто и не хочет, чтобы решения гродненских архитекторов обсуждались в открытую – больно уж спорны они, вновь и вновь нарушают законодательство.
Объясним конкретно. В статье «Навукова-метадычная здрада» можно прочесть, что на Раду, помимо внесения новых памятников в Список исторического наследия, были вынесены вопросы реконструкции двух районов города, а заодно сноса некоторых отдельных зданий. Не будем повторяться, назовем лишь, чтобы не прыгать по страничкам сайта, что под снос (или разборку) в результате так называемого «оздоровления» (о, как важно правильно подобрать слово!) уходят часть квартала между улицами Горького-Мицкевича-Островского-17 сентября-Дзержинского, дома по улицам Урицкого (№№5, 12, 15, 21), Городничанского (№23), Социалистическая (№44), а также правый флигель архиерейского двора по Академической (под церковь).
Что ж, идею снести Новый свет главный архитектор Гродно господин Анисимов высказывал давно. Правда, полгода назад ему самому она казалась слишком смелой и спорной, и он опасался, что ее не поддержат другие. Видимо, с тех пор с этими «другими» была проведена серьезная «работа» – и вот необходимое одобрение Рады правдами-неправдами получено.
А вот снос отдельных зданий в самом сердце исторического центра – в районе маленьких улочек Тельмана-Городничанская-Урицкого-Кирова -- идея, видимо, сравнительно свежая. По крайней мере, никогда ни один из градостроителей о ней не упоминал. Скорее всего, это предложение родилось в ответ на чей-либо спрос, и боюсь, что это только начало. Есть ведь в Гродно люди, достаточно богатые для того, чтобы покупать там себе квартиры, не обязательно искать минчан или россиян. Это более чем престижный район, поэтому можно не сомневаться, что «купцов» найдется достаточно. Только вот «купцам», вовсе не заинтересованным в том, чтобы за большие деньги купить жилье в центре города, но в старом доме, выгоднее несколько переплатить (за чье-либо решение в том числе) и построить в удобном месте новое жилье или фирму. Какие уж тут соображения о сохранении памятников?!
Что касается дома по улице Социалистическая, 44, то это красивейшее здание конца 19 века (если бы ему еще и уход!), даже в своем «убитом» виде является украшением улицы. Как все же странно лицемерно мы относимся к своему достоянию: сначала доведем его «до ручки», до того состояния, когда пациент скорее мертв, чем жив, а потом принимаем легкое решение – уничтожить. Принцип ясен: нет человека (в данном случае памятника) – нет проблемы.
Вообще же, было бы даже смешно, если бы не было так грустно, что все, что не разрушила агрессия оккупантов, которым должна была быть безразлична гродненская старина, что сохранили даже советские преобразователи, сейчас своими руками уничтожат те, кто призван создавать и сохранять: архитекторы и строители – в угоду явно финансовым интересам хорошо еще если города, а не своим личным. Не секрет, что в мире людей все решают или деньги, или власть, так что вовсе нетрудно догадаться, что движет чиновниками, когда они принимают решения сносить памятники архитектуры в центре города. «У нас уже есть инвесторы, которые готовы строиться в центре города и размещать там свои фирмы», – заявляют чиновники. Конечно, они найдутся: разместить свою фирму в центре города престижно, квадратные метры новых площадей будут стоить там впоследствии большие деньги. Только что за секрет, что существует такое понятие как «откат» или «откатные деньги», за счет которых живут многие принимающие решения чиновники и организации. Не смею утверждать, но думаю, что за снесенные кварталы исторического центра уже заплачены или будут заплачены в городскую казну и карманы чиновников немалые суммы денег. Может, их хватило бы на строительство в Гродно нового моста?!
К слову, и лицемерию властей нет равных. В то самое время, как на глазах горожан уничтожается старый город, дается зеленый свет написанию учебника по истории Гродно, а также расширению перечня сувенирной продукции с видами Старого (а какого же еще!) Гродно, изучению курса «Гродноведение» во всех школах области. Интересно, через пару-тройку лет, на протяжении которых еще останутся в своих креслах все нынешние компетентные специалисты, что будут изучать в Гродно школьники? Ведь кольцо – транспортное – вокруг Старого города, в центре которого Советская площадь, все сужается, и у гродненских историков рождаются вполне обоснованные опасения, а не хотят ли местные чиновники от экскаватора взять да и снести весь центр Гродно к какой-то там матери? Ну, чтобы не мешал …развитию транспортной системы города. Ведь и в самом деле, когда представишь, как упираются в самое сердце города – в костелы и монастыри -- все эти расширенные артерии (Горького, пр. Космонавтов, четырехполосный Старый мост), невольно думаешь, а дальше что? Думаете, не посмеют взорвать? Но ведь посмели же взорвать Фару Витовта тоже без особой надобности некогда, даже ничего на ее месте не построили. А ведь все, что ни делается, делается для чего-то?
И еще кое-что. Легко, конечно, всех гродненских историков «заклеймить» огульным словом «оппозиция», а их попытки защитить Гродно назвать в духе времени «происками» этой самой оппозиции. Только какой здравомыслящий человек усмотрит в строительстве и охране памятников политику? Какой просто умный человек назовет оппозиционером белоруса, который говорит по-белорусски? У моего знакомого есть сын, которому всего пять лет и которого явно трудно назвать оппозиционером, так вот он, в духе нашего идеологизированного уже в детском саду образования наученный тому, что он живет в Беларуси, что он белорус, регулярно задает один и тот же вопрос: «Папа, если мы белорусы, то почему мы не говорим по-белорусски?». Нам бы стесняться того, что не знаем языка, а мы называем оппозиционерами тех, кто на нем говорит.
Впрочем, это удобно. Пару-тройку раз, там, где нужно (где-нибудь в министерствах, в администрации президента) ввернуть слово «оппозиция», и там перестанут слушать тех, кто эту якобы оппозицию представляет. Обидно и то, что если к вопросу сохранения исторического наследия Гродно и в самом деле подключатся представители оппозиции, это будет означать только то, что дело окончательно будет проиграно.

Scroll to top