В ноябре на заседании научно-методической рады управления по охране историко-культурных ценностей Министерства культуры РБ рассмотрят гродненский вопрос. Сотрудников министерства интересует, прежде всего, судьба исторического центра города (ИЦ), концепция его развития.

«Необходимо еще раз поднять генеральный план города, проанализировать детальные планы, согласовать с горисполкомом перспективы реконструкции», – говорит заместитель начальника управления Игорь Чернявский. А пока минчане готовят вопрос к рассмотрению, гродненские историки пытаются объединиться для того, чтобы уберечь от экскаваторов то, что еще осталось от старого Гродно.

На последнем таком собрании удалось побывать. После октябрьских событий, когда на улице Горького снесли здание бывшего «Горячего хлеба», которое являлось одним из немногих примеров белорусского конструктивизма начала прошлого века, гродненские и минские историки, специалисты по охране памятников, краеведы и просто гродненцы, влюбленные в старый город, приуныли. Снос «Хлеба» послужил очередным катализатором: снова продемонстрировал горожанам отношение градоначальников к истории. Конечно, формально не нарушили никаких положений никаких документов: «Горячий хлеб» не был внесен в список архитектурных памятников, не было также предусмотрено сохранение этого здания в генплане города. Однако все это можно было сделать, если, конечно, относиться к истории бережно. А так снос здания превратился в знаковое событие, которое встало в один ряд с реконструкцией Советской площади, «раскопками» в районе Нового замка, реставрацией Коложского храма и проч., и вызвало интерес и недоумение горожан. Сегодняшние гродненцы, может, и не способны на то, чтобы днями и ночами стоять у стен зданий, мешая сносу, но все же равнодушными не остались. Гродненских историков сегодня уже беспокоят объекты, которые заявлены на реконструкцию в ближайшем будущем: кирха, Новый замок, Румлевский парк, имение Станиславово. После того, как проигнорировали единодушное мнение едва ли не всех значительных историков и краеведов города в вопросе «Горячего хлеба» (тогда были собраны подписи в том числе некоторых доцентов и профессоров исторических наук), историки больше не доверяют градостроителям в вопросах реконструкции. «Сегодня нужно говорить о том, что исторический центр города – это неприкосновенная территория», – замечает историк историко-археологического музея Андрей Вашкевич. «В Гродно больше нет профессионалов, – говорит историк архитектуры Игорь Трусов. – Прервалась традиция, когда архитектор был одновременно и историком». К тому же, добавил Трусов, в Гродно 70% зданий, которые представляют историческую ценность, состоят на балансе ЖКХ, для которого они как кость в горле.

Кстати, на упомянутом собрании говорилось не только о том, что удалось или не удалось сделать по сохранению исторического наследия Гродно, но и о перспективах деятельности по формированию общественного мнения, активной краеведческой позиции гродненцев. В частности, была выдвинута идея информировать горожан о принятии значимых архитектурных решений, публиковать в СМИ материалы градостроительных советов, выпускать открытки, информационные бюллетени, в которых бы коротко и доступно излагались сведения из истории города.

Татьяна Вишневская.

 

Уличные «бои»: историки против градостроителей

Перспектива, 9 ноября 2006 года

Гродно меняет облик. Иногда настолько непредсказуемо, что трудно остаться в стороне. Старожилы Гродно вздыхают, говоря, что город трудно узнать. Конечно, развитие нельзя остановить, но каким оно должно быть? Приведем две точки зрения на проблемы реконструкции города, причем со своей стороны лишь зададим вопросы...

Владимир АНИСИМОВ, начальник управления архитектуры и строительства Гродненского горисполкома, главный архитектор г. Гродно.

 

 

Павел КОРОЛЕВ, председатель историко-краеведческого товарищества «Этна» (Белорусский госуниверситет культуры и искусств, Минск):

 

 

Соблюдается ли законодательство при реконструкции гродненских зданий, улиц, сооружений, представляющих историческую ценность?

Владимир АНИСИМОВ:

– Ну конечно же, соблюдается. Как же иначе?

Павел КОРОЛЕВ:

– Есть несколько законов, которые регламентируют строительную деятельность в Беларуси: Закон РБ «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в РБ», Закон «Об охране историко-культурного наследия», ряд положений Совета министров. Нам известно, по крайней мере, о нескольких случаях нарушения закона при реконструкции Советской площади, при принятии решения о строительстве новой дороги в районе р. Городничанки, о развитии транспортной сети города. Кроме того, есть утвержденный Президентом перспективный генеральный план города. Однако при принятии конкретных решений градостроители допускают корректировки, корректировки корректировок...

 

Влияет ли общественный транспорт в историческом центре Гродно на состояние зданий?

Владимир АНИСИМОВ:

– Транспорт на здания исторического центра (ИЦ) влияет негативно. Мы это прекрасно понимаем. В Гродно транспорта больше, чем во всех других областных центрах Беларуси. Вопрос о минимизации транспорта в ИЦ города стоит очень остро. Но это серьезная проблема, и мы движемся к ее разрешению постепенно. Мы уже продлили ул. Дзержинского до д. Лапенки, пр-т Я. Купалы до рынка «Южный», пр. Клецкова до пр. Космонавтов. На очереди продление БЛК до Дзержинского, реконструкция ул. Буденного, строительство транспортной развязки на ул. Поповича. Так мы постепенно формируем транспортное кольцо вокруг города, с завершением которого разгрузится центр. Однако самые капиталоемкие проекты, такие как строительство транспортного дублера ул. Б. Троицкой, реконструкция ул. Калиновского, строительство нового моста через Неман на створе улиц Буденного и Счастного и др., пока не реализованы.

Павел КОРОЛЕВ:

– Количество транспорта в историческом центре города совершенно недопустимое. Даже школьнику понятно, что его влияние пагубно для зданий и людей. Вопрос о том, чтобы убрать транспорт из ИЦ, обсуждался неоднократно и продолжает обсуждаться. Однако то, как решается он в Гродно, вызывает горечь и недоумение. Мы обратились в НПРУП «БелНИИградостроительства» с тем, чтобы там нам прокомментировали решения гродненцев. Приведу только некоторые выдержки: «К великому сожалению, выполняемые сейчас в натуре строительные работы по проектам института «Гродногражданпроект» не согласуются с утвержденными градостроительными проектами... Из «Схемы развития городского пассажирского транспорта, магистрально-уличной сети г. Гродно» следует, что расширение Старого моста приведет только к ухудшению транспортной ситуации, а кардинальным решением является строительство моста через реку Неман в створе ул. Буденного параллельно железной дороге». При этом отвод транспорта из ИЦ только планируется, тогда как генпланом города, утвержденным Президентом страны, предусмотрено, в частности, исключить с Советской площади движение транспорта.

 

Снесены ли в Гродно какие-либо значимые здания или сооружения?

Владимир АНИСИМОВ:

– Вы, конечно, имеете в виду Горького, 29, здание «Горячего хлеба». Но оно не было внесено в список охраняемых объектов. Лично я не знаю в Гродно фактов снесения памятников. Вместе с тем в ИЦ Гродно, например, в районе улиц Мицкевича и Островского, очень много «малоценки», в то время как земля здесь дорогая. Что делать с этими изношенными и старыми постройками? Сейчас мы исследуем эту проблему. Возможно, на их месте будут небольшие 4-5-этажные дома. Есть в Гродно случаи, когда на месте старых ветхих зданий вырастали стилизованные под них, но из современных материалов. Как, например, здание «Комплексбанка».

Павел КОРОЛЕВ:

– В Гродно не просто сносят старые здания, как это случилось с Горького, 29, но «смело» меняют ландшафт города, что вообще в старом городе недопустимо. В районе пожарной каланчи взяли да и сняли один из самых ценных культурных слоев XII (!) века. Только при работах на Советской площади, согласно экспертной оценке специалистов по охране исторического наследия, уничтожены участок культурного слоя XIV-XVIII вв. на ул. Мостовой, участок культурного слоя XVI-XVII вв. в восточной части Советской площади, повреждены фундаменты зданий XVIII-XIX вв., в том числе дворца Радивиллов, на всей территории площади уничтожена брусчатка XIX-н.XX вв. В книге «Город св. Губерта» представлен целый список снесенных ценных зданий.

 

Что испортили в Гродно в ходе масштабной реконструкции Гродно, а что получилось удачно?

Владимир АНИСИМОВ:

– Я не думаю, что мы что-то испортили. Есть трудные места, возможно. Удачные же моменты должны горожане отмечать. Но стоит отметить, что сегодня загружены все подрядчики, то есть работы идут, что называется, на всех фронтах. И иностранцы отмечают, что поменялся климат города: Гродно преобразился, появились аккуратные фасады, крыши, город стал чище. Минчане восхищаются преобразованием водно-зеленой зоны в районе реки Городничанки. Удачно сделали Набережную, участок речного порта. Понемногу видоизменяются и спальные районы: интереснее становятся здания, подъезды, парковки, малые формы.

Павел КОРОЛЕВ:

– Мы уже пытаемся смотреть в будущее больше, чем анализировать то, что уже сделано. Тем более, что виднее это все же гродненцам – тем, кто живет здесь постоянно. Наверняка есть отдельные удачные решения фасадов, зданий. Однако если брать в целом, то в Гродно делается большой ремонт, но не реконструкция. Не стоит цель создать привлекательный традиционный старый европейский город или эту цель профанируют. Впереди же – явно неразумные решения о строительстве дороги в продолжение Виленской, снос целого ряда зданий по ул. Горького и в других районах ИЦ, расширение Старого моста вместо строительства нового. Надеемся, что этим проектам не суждено осуществиться.

 

Как оцениваете преобразование Советской площади?

Владимир АНИСИМОВ:

– Есть как свои плюсы, так и минусы. Да, потерялся гродненский масштаб, но ведь мы не снесли там ни одного здания! К тому же там, где в земле фундаменты старых зданий, в ходе реконструкции не проложены коммуникации. Придет время, найдутся средства, и восстановят ратушу и дворец Радивиллов. Считаю плюсом то, что убрали транспорт с одной стороны площади, что отремонтировали фасады зданий. Дополним площадь крупными деревьями – и масштаб вернется.

Павел КОРОЛЕВ:

– О некоторых моментах, связанных с уничтожением истории, мы уже сказали. На наш взгляд, выполненная реконструкция не только нарушает законодательные акты, но также не отвечает эстетическим, экологическим и даже воспитательным целям. Советская площадь в Гродно была маленькой и уютной, была уникальной, а стала одной из многих, серой, очередной.

 

«Болевые точки» Гродно: какие здания, сооружения, районы, вызывают особую тревогу?

Владимир АНИСИМОВ:

– Есть такие в городе. В историческом центре это, прежде всего, малоценный ветхий жилой фонд. К сожалению, есть еще в городе надворные туалеты и кухни без света. К тому же износ таких зданий очень большой. Стоит вопрос о его ликвидации и возведении на его месте либо нового жилья, либо общественных зданий. Болевая точка – дальнейшее развитие транспортно-уличной сети. Необходимо продолжить работу, чтобы получились законченные участки новых улиц, что поможет перенаправить транспорт, уменьшить нагрузки на улицы. Еще одно направление нашей работы – вынос промышленных предприятий из центра. Этот вопрос мы разрабатываем совместно с минским проектным институтом. Таких предприятий около 30, но пока подробно говорить об этом рано. Так можно будет восполнить дефицит территорий, которые необходимы в центре для жилья и общественных зданий. Кроме того, из крупных объектов давно требуют реконструкции синагога и бывшие табачные склады по улице Буденного, но там не государственные собственники.

Павел КОРОЛЕВ:

– Особую тревогу вызывает обсуждаемый проект реконструкции Старого моста через Неман. Мы уже говорили об этом. Многие специалисты в Минске считают проект нецелесообразным. Беспокоит также судьба улицы Горького, синагоги, пожарной каланчи, старинных усадеб в Гродно и пригороде. Насколько нам известно, до 2010 года в Гродно хотят убрать также деревянную застройку.

ПРАЖСКИЙ ОПЫТ

Михал Трымл, архитектор, сотрудник Народного института охраны исторических памятников, Прага:


В Чехии памятниками считаются объекты, которые внесены в список памятников. Однако закон не оговаривает сроки, в которые объект может быть внесен в этот список. В Праге действуют две степени охраны памятников: есть зона охраняемых памятников (для Праги это, например, семейные дома 20-30-х гг. ХХ в.) и исторический заповедник (район Пражской резервации исторических памятников, внесенный в список ЮНЕСКО).
 

Однако, увы, даже в Праге существует противостояние коммерческих и политических структур и системы охраны памятников. И все же последняя достаточно сильна. Существует Институт по охране памятников и соответствующее подразделение магистрата (горисполкома). Каждый, кто хочет строиться, должен согласовать свой проект с Институтом. Вес экспертных заключений, которые он выдает, значительнее, магистрат лишь издает по ним документы.

Однако такое положение не всегда соблюдается. Институт даже выработал стратегию борьбы с этим: выявляют менее важные объекты, по которым можно идти на компромисс, стараются убедить собственника здания, что он владеет уникальным объектом, а также влияют на общественность, повышая уровень ее ознакомления с проблемами охраны памятников. Кроме того, в Праге создаются общественные организации по охране памятников, которые на законном основании получают право участвовать в процессе реконструкции объектов от начала до конца. И все же… в самом центре Праги, на Прикопе сегодня можно увидеть здание из стекла и бетона на месте пяти прекрасных зданий готического стиля.

Кстати, Институт по охране памятников выступает против археологических раскопок. Это связано с убеждением, что археологические исследования уничтожают связи объектов с окружающей средой, нарушают целостность культурных слоев.

Scroll to top