В 1772 г. происходит первый раздел Польши, по которому часть Белоруссии, ранее входившей в состав Речи Посполитой, отходит к России. Русское правительство, стремясь удержать вновь приобретенную территорию, проектирует строительство крепостей по ее границам.

Начало:

Брамы Белоруссии. Часть 1

Продолжение:

Брамы Белоруссии. Часть 3

Одной из таких фортификаций была крепость близ местечка Сенно на оз. Сенно. Ее проектирование следует отнести ко времени между 1777 г. и ноябрем 1780 г. Проект крепости был разработан сравнительно подробно. На одном из чертежей, хранящихся в Центральном военно-историческом архиве г. Москвы, изображены наружный и внутренний фасады крепостных ворот (рис. 7). Сооружение, так же как Слуцкие ворота Несвижа, охватывает всю толщу крепостного вала и имеет единственный арочный проем, по сторонам которого находятся кордегардии, освещенные окнами с внутренней стороны. Само по себе здание ворот лишено фортификационных устройств, их надежно защищали пушки, установленные на валах, и ров, мост через который вел к воротам. С наружной стороны крепости ворота имели вид трехчастной триумфальной арки, расчлененной спаренными дорическими колоннами, поддерживающими высокий треугольный фронтон над центром и парапет с балюстрадой над боковыми частями. С внутренней стороны крепости ворота были оформлены значительно скромнее. Здесь арочный проем фланкировали лишь спаренные дорические колонны. С примыкающими фасадами кордегардий их связывала рустовка. Архитектурное оформление ворот относится уже к следующему за барокко периоду — классицизму, наступление которого в Белоруссии следует отнести к 70—80-м годам XVIII в.

 


Примерно к тому же времени, что и ворота Сеннинской крепости, относятся городские ворота Могилева. Так, в 1778 г. служащий в Белоруссии чиновник Г. Добрынин упоминает «великие, каменные новосделанные врата, называемые Быховскими», которые «предстали при конце почтовой аллеи и при начале города моему взору». К 1818 г. относится обмер ворот Могилева (см. рис. 7), свидетельствующий о том, что большая их часть сооружалась по типовому проекту. По нему были возведены Шкловские, Виленские, Быховские и Черниговские ворота, лишь Чаусовские подстроены по особому чертежу. 


Ворота состояли ид арки, заключенной , между массивными устоями, в которых находились сторожки. Устои сдерживали распор цилиндрического свода проезда. Менее мощные устои Чаусовских ворот были дополнены контрфорсами. Сооружения имели вид массивных триумфальных арок с рустованными опорами. Обмер, типовой для четырех ворот, содержал на фасаде арочные и квадратные ниши.

К другому типу относятся Минские и Слуцкиe ворота, спроектированные петербургским архитектором А. Е. Штаубертом (1780—1843 гг.) для Бобруйской крепости. Первые (проект «высочайше одобрен» в начале 1824 г.) с внутренней стороны содержали три равнопролетные арки, заключенные между лестницами, ведущими на верх примыкающих крепостных валов (рис. 8). Арки, обрамленные клинчатыми архивольтами, опираются на невысокие рустованные опоры. Средняя арка служила для проезда, в крайних имелись двери к кордегардиям; объединял арки простой карниз. В целом ворота были импозантным, массивным сооружением, нарядность которому придавал обычный для классицизма набор деталей.

Слуцкие ворота (рис. 9) имели по наружному фасаду только одну арку. Проект был «высочайше утвержден» в апреле 1826 г. Зажатые между валами ворота располагались перед мостом через ров, окружавший крепость. Обрамленная клинчатым архивольтом стрельчатая арка опиралась на рустованные устои. 

Близки к крепостным как по конфигурации, так и по назначению ворота «тюремных замков», возводимых царским правительством, как и по всей стране, в уездных и губернских городах Белоруссии. Наиболее интересным фасадом обладали ворота из Гродно, спроектированные гродненским губернским архитектором Виктором Михаелисом в 1828 г. (см. рис. 7). Ограничивающую улицу высокую гладкую стену, фланкированную по углам почти нерасчлененными башнями, в которых находились кухня и кладовая, прорезали в центре мощные ворота, состоящие из небольшого арочного проема, по сторонам которого располагались кордегардии. Сооружение венчал фронтон, поле которого было разбито полосами клиньев, придающими нарядность по-крепостному замкнутому зданию. Найденный архитектором прием, видимо, считался достаточно удачным, так как он повторил его в одновременно запроектированных аналогичных воротах в уездных городах Лиде и Слониме. Независимо от того, являетесь ли вы постоянным жителем города или оказались в нем по рабочим делам, вам всегда доступны проститутки казань подарят вам незабываемый вечер и приятный досуг, займутся бурным сексом в постели, забыть который будет трудно долгое время.

20-е годы XIX в. в Белоруссии, так же как в остальной России, отмечены проникновением в архитектуру романтических течений. Так, въездные ворота усадьбы Пусловских близ деревни Старые Пески Березвецкого района имеют вид стрельчатых замковых брам с герсами, обрамленных круглыми башнями, увенчанными зубцами (рис. 10).

 


Более простые формы, также носящие печать готики, имели ворота имения Липа близ Новогрудка (рис. 10). К ним с обеих сторон примыкали низкие конюшни, декорированные стрельчатыми арочными нишами.

Деревянные ворота XIX в. в помещичьих имениях так же, как в предыдущие периоды развития архитектуры, иногда совмещают в своем составе разнородные по назначению части. Въездные ворота в Миратичах Новогрудского района имеют кладовые по сторонам въезда и окруженный открытой галереей на столбах склад на втором этаже (рис.11). В целом образуется сложная композиция из пронизанных пространством ярусов. Особенно эффектна верхняя часть, стены которой состоят из сложного фигурного набора дощечек.

 

Наиболее простыми и, очевидно, наиболее ранними брамами Белоруссии были ворота крестьянских усадеб. В почти неизменном состоянии они сохранились до настоящего времени. От них несколько разнились ворота усадеб шляхтичей. Известно, например, что двор бедного шляхтича отличали от усадьбы рядового крестьянина не размеры и структура жилого дома, а только высокие ворота, дающие понятие о принадлежности владельца к другому, более привилегированному, чем рядовой землепашец, кругу населения. Ворота, ведущие во двор крестьянской избы (рис. 11, 3), представляли собой наиболее простое образование, состоящее из части, служащей для проезда и пропуска скота, и калитки для прохода. Поверху они были защищены небольшим навесом, крытым гонтом и украшенным рядом вертикально поставленных закругленных дощечек. Вместе с фасадом низкой избы они определяли лицо усадьбы и выделялись среди протяженной, состоящей из горизонтально уложенных бревен ограды. Подобное же двухзвенное построение имели и ворота рядовых городских домов, даже если они сооружались из камня. Примером могут служить ворота дома по Советской улице в Шклове(рис. 11, 4), относящиеся к XIX в. Ворота как бы представляют находящийся в глубине участка дом. Их выделяет треугольный фронтон над проезжей частью, обрамленный клинчатым архивольтом.

 

Деревянные ворота дома по ул. Ленина в Новогрудке относятся к середине текущего столетия (рис. 11, 2). В основном, они повторяют в более изящном и стройном варианте ворота крестьянской усадьбы. В отличие этих ворот они имеют симметричное построение. По сторонам проезжей части устроены калитки, хотя прямой необходимости в третьем проходе нет. Здесь явно превалируют требования красоты построения. Традиционные навесы над всеми тремя частями ворот дополнены вырезанными в виде арок досками, сообщающими особую нарядность сооружению.

 

 

Scroll to top
Website Security Test